Суд признал договор купли-продажи, заключенный должником, мнимой сделкой

Так, Ш. обратилась в суд с исковым заявлением к К. о признании договора купли – продажи квартиры, заключенного между К. и Ч. недействительным. В обоснование требований указала, что на момент возбуждения исполнительного производства у К. имелись в собственности две квартиры. Судебный пристав – исполнитель вынес постановление о запрете регистрационных действий только в отношении одной квартиры. По заявлению должника судебный пристав-исполнитель отложил исполнительные действия по исполнительному производству. По истечению десятидневного срока должник продал уже вторую квартиру Ч.

Разрешая спор по существу, суды первой и второй инстанции установили, что на момент заключения оспариваемого договора спорная квартира не была обременена запретами на отчуждение, К., как собственник имущества, воспользовался своим правом на распоряжение, Ш. стороной по договору купли – продажи не являлась, в связи с чем пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца. Президиум Челябинского областного суда отменил судебные акты первой и апелляционной инстанции, указывая, что действия сторон при заключении между К., как собственником спорной квартиры, и Ч., как покупателем, договора купли-продажи, нельзя признать разумным и добросовестным, они были направлены на уменьшение имущества должника с целью отказа во взыскании кредитору.

Это свидетельствует о ничтожности договора купли – продажи на основании п. 1 ст. 10 и ст. 168 Гражданского кодекса РФ, поскольку при его заключении было допущено злоупотреблением права.

О том, что действия сторон договора были недобросовестными, свидетельствует и то обстоятельство, что должнику К. было известно о возбужденном исполнительном производстве.

Ч. Также было известно о том, что квартира находится в споре, поэтому нельзя признать Ч. добросовестным приобретателем и к ней нельзя применить последствия ничтожной сделки, поэтому не подлежит применению другая норма материального права – п. 3ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающая, что в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются, поскольку Ч., зная, что квартира находится в споре, приобретая ее, действовала неразумно и недобросовестно.

Данное обстоятельство свидетельствует о ничтожности договора купли – продажи и погашению регистрационной записи о праве собственности на квартиру за Ч.

Время создания/изменения документа: 28 июля 2011 18:45 / 27 марта 2013 13:32

Версия для печати